Бёрне Карл

Прочитано 322 раз
Карл Людвиг Бёрне (нем. Karl Ludwig Börne; 1786 — 1837) — немецкий публицист и писатель, поборник эмансипации евреев. Один из создателей жанра фельетона.
Большое сердце, как океан, никогда не замерзает.

Быть свободным — это ничто; стать свободным — это всё.

Вольности, которые иногда разрешают народу, служат только испытанием, хорошо ли еще держат цепи. Так случается, что уже закрытую дверь открываешь снова, чтобы убедиться, хорошо ли она заперта.

Всякое насилие — это яд для души.

Горе тем народам, которые повинуются времени, вместо того, чтобы повелевать им!

Древнее искусство воплощало духовное, новое — одухотворяет телесное.

Единственный совет, который можно дать честным людям, как сохранить свою честность: «Будьте горды!».

Если бы природа имела столько законов, сколько имеет государство, сам Господь не в состоянии был бы управлять ею.

Женщины одновременно желают самого великого и самого ничтожного. Они требуют любви и учтивости — миллион на булавки.

Женщины требуют самого большего и самого малого: они требуют любви, а также любезности по отношению к ним — в виде миллиона на мелкие расходы.
И в числе браков по любви попадаются счастливые браки, хотя редко; но кто женился на свободе, после того как любил ее девушкой, всегда несчастен.

Иные жадничают своим умом, как другие своими деньгами.

Испуганная женщина — самая опасная. Поэтому женщины так легко пугаются.

Истинное мужество — это не только воздушный шар для подъема, но и парашют для приземления.

Каждый человек имеет право быть дураком, против этого ничего сказать нельзя, но и правом надо пользоваться с некоторой умеренностью.

Краткость — достоинство, которое ограждает плохое произведение от строгих упреков, а читателя скучной книги — от скуки.

Кто презирает опасность, тот помнит о ней; однако настоящий герой об опасности даже не думает.

Легко скрыть ненависть; трудно скрыть любовь; всего же труднее скрыть равнодушие.

Любовь к родине не знает степеней; кто не делает для нее всего — ничего не делает; кто не все отдает ей — тот во всем отказывает ей.

Люди — это мысли земного шара.
Министры падают, как бутерброды — обычно лицом книзу.

Можно отказаться от первой рюмки, но не от второй.

Мораль — грамматика религии. Легче поступать справедливо, чем прекрасно.

Надежды хороших людей — пророчества. Опасения дурных — те же пророчества.

Народ, подобно ребенку, может только плакать или смеяться. Легко различить, радуется ли он или страдает. Но чему он рад, что у него болит — часто трудно узнать.

Не всем революциям предшествуют признаки и предостережения. Бывает и политическая апоплексия.

Не корчите из себя ничего; простота есть отпечаток гения.

Нельзя служить своему народу, будучи несправедливым по отношению к другому народу. Разве эгоизм государства не такой же порок, как эгоизм отдельного человека? Разве справедливость перестаёт быть добродетелью, если её применить к другому народу?

Нет ничего более постоянного, чем перемены.

Обучающийся дипломатии должен научиться трем вещам: говорить по французски, ничего не говорить и говорить неправду.
Оправа, в которую вделан драгоценный камень, повышает его цену, но не ценность.

Освободиться от заблуждения умнее, чем открыть истину.

Откровенность — источник всякой гениальности.

Ошибки великого ума более поучительны, чем истины ума посредственного, и когда первый сбивается с пути, он все таки указывает верный путь, но только другим способом.

Правительства чаще совершают зло из трусости, чем из своеволия.

Правительство — паруса, народ — ветер. Государство — корабль, время — море.

Простота есть отпечаток гения.

Ревность делает мужчину глупым, смешным и подрывает любовь и уважение к нему женщины, женщину же делает умнее, милее и разжигает чувства к ней мужчины.

Сентиментальные люди взбалтывают свое чувство так долго, что оно дает, наконец, пену. Тогда они воображают, что у них сердце полно, что их чувство течет через край, но все это не более как воздух.

Слава подобна Солнцу — она светится собственным светом; честь подобна Земле, отражающей заимствованные лучи; тщеславие — это Луна и маленький спутник чести.
Справедливость — такой же необходимый для жизни продукт, как хлеб.

Страсти исцеляются не разумом, а другими страстями.

Существуют тысячи болезней, но здоровье бывает только одно.

Только счастливые будут в раю. Несчастные будут прокляты как в той, так и в этой жизни.

Трудно решить, что более неприятно — снимать нагар со свечи или убеждать женщину с помощью доводов. Каждые две минуты нужно начинать работу снова. А если потеряешь терпение, то совсем потушишь маленькое пламя.

У женщин любовь одинаково часто и дочь, и мать ревности.

Ум — это хлеб, который удовлетворяет голод, шутка — это специя, которая вызывает аппетит.

Умный человек не только никогда не скажет ничего глупого, но даже никогда и не услышит ничего глупого.

Философы — не более чем кузнецы, кующие плуги. После них многое ещё должно быть сделано, чтобы получился хлеб.

Хорошая мать дает пасынку больший кусок пирога, чем своему ребенку.
Чего общественному мнению не удается достигнуть — того оно и не заслуживает.

Человечество велико, люди малы.

Честолюбие разгорается скорее от борьбы, чем от добычи.

Чтобы власть стала сильнее, следует ее ограничить.

Чтобы знать себя, нужно познать других.

Чтобы погубить добродетель, достаточно усомниться в ней.

Чувственный разврат чаще следствие, чем причина расстроенного здоровья.

Юмор — не дар ума, но дар сердца; это сама добродетель, исходящая из богато одаренного сердца, если ему не позволено следовать своим убеждениям.

Я боюсь не наказания, я боюсь заслужить наказание.
Другие материалы в этой категории: « Булгаков Михаил Вебер Карл Мария фон »
   
 
   
© Leoservis Group

Сообщения

Вы не авторизованы.